XXIII Открытая конференция студентов-филологов в СПбГУ

Повторите, пожалуйста: об одном хезитационном явлении в русской устной речи инофонов

Мария Евгеньевна Дубровская
Speaker
магистрант 1 курса
Санкт-Петербургский государственный университет

Ключевые слова, аннотация

Хезитационные явления в интерферированной русской речи становились предметом многих лингвистических исследований. В докладе объектом анализа является спонтанная монологическая речь, записанная от носителей иностранных (французского, итальянского и нидерландского) языков и организованная в корпус «Сбалансированная аннотированная текстотека». Рассматривается такое хезитационное явление, как повтор, который, как оказалось, является довольно распространенным элементом спонтанного монолога. Произведена попытка классификации повторов в зависимости от ряда характеристик.

Summary

Как известно, одной из характерологических особенностей устной спонтанной речи является наличие в ней хезитационных элементов, что особенно свойственно речи на неродном языке, в частности русской речи инофонов — носителей другого языка. В проблемных точках речепорождения зачастую возникают повторы — лексемы или речевого фрагмента, — связанные с необходимостью выбора говорящим подходящего лексического наполнения или продолжения речи.
Наиболее репрезентативно речевой материал представлен в корпусах, поэтому настоящее исследование было проведено на основе корпуса монологических текстов «Сбалансированная аннотированная текстотека», который включает 22 спонтанных монолога на русском языке, записанных от носителей нидерландского, итальянского и французского языков.
Основной целью повтора-хезитации в устном монологе является самокоррекция, что приводит к появлению повтора с изменением (операция частичной отмены сказанного):
1)  да очень / я (м-м) очень люблю (а-а) борщ / *П э-м пирожки это интересно *П и это(:) деше... дешеви *С дешевле *П э-м *П вот и всё(:) (И7, ж., франц.).
Возможны, впрочем, и случаи хезитационной заминки, приводящие к появлению повтора без изменения (операция нулевой отмены) (в данной работе не рассматриваются):
2) уже се... шесть / ну шесть лет назад я сюда ездила (э-э) и поэтому это не был мой первый раз (И1, ж., итал.).
Первые наблюдения над материалом показали, что анализ повтора-хезитации как результата операции частичной отмены (с изменением) возможен, как минимум, в пяти аспектах: (1) тип произведенной коррекции (верная/неверная), (2) тип ошибки (грамматическая/фонетическая/лексическая), (3) вид повтора (слово [служебное/знаменательное]/фраза), (4) сопутствующие хезитационные явления (обрыв, пауза, метатекстовые элементы), (5) режим самокоррекции, или дистанция между повторяющимися фрагментами (on-line/off-line). Ср. анализ следующего фрагмента:
3) (а-а-а) семья / у которой // [ты живешь] // да я живю живу (а-а) // они очень быстро говорили по-русски мне было трудно чтобы понимать (а-а) что их сказали и (а-а) / да что ещё *П (у-у) (И12, ж., 24, нидер.).
Повтор в контексте (3) может быть описан следующим образом. Тип коррекции: верная. Тип ошибки: фонетическая. Вид повтора: словоформа. Сопутствующие хезитационные явления: заполненная пауза хезитации (а-а) после акта коррекции: говорящий словно бы мысленно проверил себя и, убедившись, что все правильно, продолжил монолог. Коррекция осуществлена в режиме on-line.
Таким образом, повтор как хезитационное явление обладает рядом характеристик, в зависимости от которых может быть построена некоторая классификация. Выявлению систематизирующих признаков и описанию повтора-хезитации в интерферированной русской речи инофонов и посвящен настоящий доклад.