XXII Открытая конференция студентов-филологов в СПбГУ

Вербальные и невербальные хезитационные явления в интерферированной русской речи носителей нидерландского и китайского языков

Клаудиа Сергеевна Замковец
Speaker
студент 4 курса
Санкт-Петербургский государственный университет

ауд. 129
2019-04-18
15:40 - 16:00

Ключевые слова, аннотация

В докладе на корпусном материале интерферированной устной русской речи носителей нидерландского и китайского языков (все информанты — студенты) рассматриваются и сравниваются различные хезитационные явления, как вербальные, так и невербальные, такие, как: растяжки звуков (гласных и согласных), обрывы, повторы, физические паузы хезитации и т. п. При сопоставительном анализе учитываются и характеристики говорящего: гендер, психотип, уровень владения русским языком. Помимо очевидных сходств, удалось выделить и ряд особенностей, характерных для речи носителей только того или иного языка.

Summary

Устная спонтанная речь характеризуется рядом признаков, которые отличают ее от письменной. В частности, устную речь отличают паузы хезитации разного типа, заминки, повторы, оговорки и прочие речевые сбои.
В докладе рассматриваются хезитационные явления (ХЯ) в интерферированной русской речи носителей нидерландского и китайского языков, проводится сопоставительный анализ такой речи с учетом гендера и психотипа информантов, а также их уровня владения русским языком. Анализировались 27 монологов-рассказов на русском языке, записанных от информантов-голландцев, и 10 таких же монологов-рассказов, записанных от информантов-китайцев. Этот материал вошел в качестве соответствующих блоков интерферированной русской речи RIG и RIK в состав корпуса монологических текстов САТ («Сбалансированная аннотированная текстотека»). Информанты владеют русским языком на уровне В1-В2 (голландцы), В2-С1 (китайцы). Перед записью монологов все информанты прошли психологический тест Г. Айзенка (соответственно на английском и китайском языках) на определение их психотипа.
Многие ХЯ оказались сходными в русской речи всех информантов. Например, заполненные и незаполненные паузы хезитации (и-и, ɭ, (э-эм), ы‑н), растяжки гласных (могу-у, у-у меня), обрывы (прихо…, сл…) (в примерах все эти явления выделены), ср.:
· в каникулах ∕ я могу-у ∕ делать то что ∕ я хочу ∕ а-а ɭ и-и ɭ во время учёбы ∕ у-у меня ∕ у нас мало времени (И3, кит., жен., В2, интроверт); ·
но (э-эм) например // да / у нас была очень сумасшедшая вечеринка в субботу // меня пригласили в (э-э) старую общагу / в которую / я жил / да // и / конечно что / прихо… приходится делать (э) штрафные (И6, голл., муж., В2, экстраверт);
·
мы можем обсудить интересную вещь в машине / сл… ы-н ɭ я очень люблю отдохнуть на каникулы / н-н потому что на каникулы / мне ничего не надо подумать (И10, кит., муж., С1, экстраверт).

Специфическими особенностями такого рода оказались, например, растяжки согласных (с-с мамой), огласовка конечных согласных предлогов (сы-ы), частотные в русской речи китайцев, но не встретившиеся в речи голландцев, ср.: ·
ы-н ɭɭɭ (пауза 6 с) я собираюсь / так ɭ н-н ɭ проводить ɭ свои каникулы / сначала ɭ я хочу / ы-н ɭ вместе с-с мамой и папой // ну-у сидеть дома (И7, кит., жен., С1, интроверт).
 ·
Продолжение исследования в избранном направлении позволит увидеть полную картину общего и специфического в хезитациях в русской речи носителей разных языков, что может быть полезно, например, при совершенствовании методики преподавания русского языка как иностранного.