47th International Philological Research Conference

Трансформация истории в сценариях и фильмах А. Тарковского ("Зеркало", "Андрей Рублев")

Ирина Анатольевна Мартьянова
Speaker
профессор
Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена

2-у
2018-03-23
13:00 - 13:30

Ключевые слова, аннотация

Трансформация; история; сценарий; фильм; время.

Summary

Сценарии и фильмы А. Тарковского "Зеркало" и "Андрей Рублев"  демонстрируют разнообразную  трансформацию истории личности и общества.  Киноведами отмечено, что «действие фильмов Тарковского обычно может быть датировано очень точно... Сю­жетное время, в которое укладываются те или иные события че­ловеческой и народной истории, у него всегда синхронно всему времени, которое простирается по обе стороны сюжета практи­чески безгранично...» (М. Туровская). Кино для Тарковского — прежде всего индивидуальный поток времени, запечатленный в на­блюдаемом. 
В исповедаль­ном тексте «Зеркала» нет хронологически по­следовательной модели повествования о времени и о себе. Сценаристы, А. Мишарин и А. Тарковский, стреми­лись не столько номинировать, сколько запечатлеть время: сжать его до мгновения или растянуть до вечности. В абсолютном конце сценария наблюдаемое моделируется как взгляд из на­стоящего — во время, где переплелись прошлое, настоящее и будущее. Возникновение и сценария, и фильма было связано с чудом монтажа (известно около двадцати с лишним кардинальных монтажных вариантов картины). Ее целостность и внутренняя связь возникла в результате "еще одной, последней отчаянной переста­новки" (А. Тарковский).
Иной характер трансформации истории обнаруживает "Андрей Рублев" (имеются в виду и "Страсти по Андрею"), уже вследствие визуальной и научной гипотетичности  личности главного героя и эпохи Древней Руси. Развертывание объемного литературного сценария А. Кончаловского и А. Тарковского (250 страниц) соответствует стреле времени —  из исторического прошлого в настоящее. Возникновение  дискретного фильма в новеллах произошло в результате его необходимого сокращения, когда приходилось "рубить по живому огромные куски" (А. Кончаловский).