45th International Philological Research Conference

Мифологема пророчицы в поэзии Т. Грея

Джульетта Гаджиевна Алилова
Speaker
доцент
Санкт-Петербургский государственный университет

190
2016-03-15
15:50 - 16:05

Ключевые слова, аннотация

В одах «Нисхождение Одина» и «Роковые сестры» Т. Грей воссоздает образы могущественных пророчиц древних скандинавов, запечатленных в мифологических песнях «Старшей Эдды» («Роковая судьба Бальдра», «Песнь валькирий»). Передавая поэтическим слогом содержание литературных памятников «Старшей Эдды», Грей сохраняет поэтику эддической песни со всей ее неясностью, амбивалентностью, недосказанностью, где очень многое не названо, а лишь подразумевается, ибо главное тема — это пророчество, а главные героини — провидицы, способные предначертать судьбы мира.

Summary

В «Дневнике для заметок» Т. Грея дается одно из первых упоминаний об одах-пророчествах, вышедших в свет под названием «Песнь Вегтама, или Нисхождение Одина» («The Vegtams Kvitha, or The Descent of Odin») и «Роковые сестры» («The Fatal Sisters»). Обе оды — переложение древнеисландских мифологических песен о богах и героях «Старшей Эдды»; оригинальные названия этих песен не сохранились, и они были включены в дополнительный раздел сборника под условными названиями «Роковая судьба Бальдра» и «Песнь валькирий». Песнь «Роковая судьба Бальдра», в свою очередь, представляет собой фрагмент (с некоторыми вариациями) более древней исландской песни «Пророчество вёльвы» — самой знаменитой и спорной песни из «Старшей Эдды», открывающей этот сборник. Обе песни пронизаны идеей мировой судьбы. Здесь судьба как понятие-мифологема выражает идею детерминации как несвободы.
Интерес Грея к эддическим песням-пророчествам объясняется тем, что в мировой литературе (большим знатоком и тонким ценителем которой писателя признали еще современники) столь грандиозная поэтическая картина будущей гибели мира является уникальной. В ней представлены главные хранители мифологической и генеалогической традиций, а также самые могущественные в эддической поэзии обладатели пророческого дара: вёльва — занимающая особое место пророчица, пробудившаяся от смертного сна по велению Одина, а также грозные валькирии, ткущие обреченным воинам саван короткой судьбы.
Вещание вёльвы в «Нисхождении Одина» восходит как к этиологическим мифам (в ее упоминании о собственном прошлом), так и, в особенности, к эсхатологическим мифам (в ее предсказании скорой гибели Бальдра и грядущего конца мира). В этой оде емко и метафорично передана та мощь предвидения, которая, согласно древним северным поверьям, была свойственна именно прорицательницам, поскольку для «пассивного медиумического вещания судьбы пригодна только женщина» (С. С. Аверинцев). Сам Бог богов — при его даре провидения, непревзойденном знании магических рун и умении говорить стихами — своей поездкой к хозяйке Нижнего мира признает превосходство ее пророческого дара, ибо ей одной ведомо все, в том числе и  предначертание мировой судьбе.
Иные пророчицы — далекие от «пассивного медиумического вещания судьбы» ` изображены в оде «Роковые сестры», где воинственные девы — валькирии — не только возвещают о жизни и смерти, но и накануне кровавого сражения готовят скорую гибель героям.
Передавая поэтическим слогом содержание литературных памятников «Старшей Эдды», Грей сохраняет поэтику эддической песни со всей ее неясностью, амбивалентностью, недосказанностью, где очень многое не названо, а лишь подразумевается, ибо главное тема — это пророчество, а главные героини — провидицы, способные предначертать судьбы мира.