XXVI Открытая конференция студентов-филологов в СПбГУ

К вопросу об инвективном потенциале диалектных зоонимов при номинации человека

Ксения Романовна Патрина
Докладчик
студент 3 курса
Санкт-Петербургский государственный университет

Ключевые слова, аннотация

В докладе рассматриваются диалектные зоонимы в аспекте лингвоэкспертологии. Доказывается, что первичные и вторичные значения извлеченных из «Словаря русских народных говоров» лексических единиц соотносятся с семантикой литературных аналогов. Выявляется инвективный потенциал подобной лексики. 

Тезисы

Ключевые слова: «Словарь русских народных говоров»; номинации человека; номинации животных; инвективная лексика

Как в литературном языке, так и в диалектах часто встречаются случаи использования номинаций животных для характеристики человека. Зоонимы не являются табуированными или откровенно грубыми в силу своего нейтрального первичного значения, в отличие от обсценной и бранной лексики, однако они также могут употребляться для выражения негативной оценки по отношению к кому-либо. Целью исследования является выявление инвективной функции ряда диалектных зоонимов, которые в практике лингвистической экспертизы могут быть охарактеризованы как особый пласт инвективной лексики, требующий сравнительного семантического анализа с общерусской лексикой, анализа стилистических помет в различных словарях и их сопоставления с другими источниками.  Обращение к диалектной лексике в аспекте лингвоэкспертологии в известной степени определяет актуальность и новизну исследования. 
При намеренном употреблении номинации животного применительно к человеку говорящий часто отождествляет его повадки и внешние черты с поведением или иными характеристиками конкретного лица или группы лиц. В диалектном словаре находим лексические единицы, номинирующие животного, при этом их вторичные значения вполне соотносятся с семантикой литературных аналогов. Так, диалектная номинация свинуха означает домашнее животное (‘свинья’) и имеет вполне ожидаемое переносное значение ‘о неаккуратной, неряшливой женщине’ (бран.). Оно содержит ту же негативную коннотацию при назывании человека, что и «свинья» в литературном языке. Однако встречаются в диалектах и слова, которые в литературном языке названиями животных не являются, но в говорах это значение имеют. Как следствие, при назывании человека они также приобретают отрицательно-оценочные коннотации: брёх (1.‘собака’, 2. ‘о человеке, любящем браниться, ворчать’, 3. ‘болтун’, 4. ‘лгун’). Некоторые диалектные зоонимы имеют отличное от общерусского языка значение (дюка  1. ‘свинья’; 2. ‘неразговорчивый, угрюмый человек’).  Неизбежны случаи, при которых объект номинации воспринимает подобные слова как оскорбительные, что может стать причиной речевого конфликта.
Таким образом, зоонимы составляют особой пласт инвективной лексики в практике лингвистической экспертизы, так как употребление их применительно к человеку часто нацелено на его уничижение. Интересно проследить, какова степень соотнесения вторичного значения подобных диалектных номинаций с литературным аналогом.