XLVIII Международная филологическая научная конференция

Создание образа героя в драмах Драйдена в рецептивном контексте межжанровых связей

Лариса Валентиновна Сидорченко
Speaker
профессор
Санкт-Петербургский государственный университет

190
2019-03-23
11:00 - 11:20

Ключевые слова, аннотация

Драйден, Аристотель, Л. Кастельветро, Ле Боссю, Р. Рапэн, героические трагедии, переделки шекспировских пьес.

Summary

В исследовании рассматриваются аспекты процесса формирования теории драмы в Англии XVII в., в котором активное участие принял выдающийся поэт и драматург Джон Драйден (1631–1700). В 1660–1670 гг. он способствовал утверждению в Англии героической пьесы как жанровой разновидности героической трагедии, наиболее близкой к жизни современного английского общества. В них отразились литературно-философские взгляды Драйдена, основанные на сходстве и расхождениях с античными и ренессансными идеями, способствовавшими формированию у Драйдена идеала писателя-моралиста. В его драмах проявилось своеобразие его трактовки концепции «свобода воображения поэта», вобравшей в себя идею разумной художественной аллюзии, но ослабившей связь между драматургом и зрителем. На теорию драматического искусства в Англии XVII в. оказала влияние полемика о ценности античного наследия. Особую роль в ней сыграли труды Ф. Бэкона, утверждавшего идею прогресса, и концепция кругового прогресса Дж. Хэйквилла, согласно которой человек стремится к тому, чтобы вернуть силу, присущую ему до первородного греха.
Идея рассматривать трагедию как пьесу, где главным является величием души» героев, получила распространение во Франции и Англии не без влияния «Сида» П. Корнеля. Драйден во многом следовал за Корнелем в героических пьесах, протагонисты которых обладали способностью к великим страстям и, как следствие, «величию души».
В целом, ни французская классическая трагедия с ее статическими характерами, ни популярная в Англии эпохи Реставрации испанская барочная драма с ее недостаточным вниманием к развитию характера героев не являлись единственным образцом для драйденовского подражания. Более привлекательный для Драйдена оказалась драма Корнеля, соединившая барочные классицистические черты. Ссылки же Драйдена на драмы елизаветинцев и его пространные рассуждения по поводу героических поэм у. Дэйвенанта лишь подтверждали тот факт, что Драйден искал свой путь в русле национальной драматургии.