XLVIII Международная филологическая научная конференция

Проблемы изображения антигероя(-ев) в древнеанглийском христианском эпосе

Мария Вадимовна Яценко
Speaker
доцент
Санкт-Петербургский государственный университет телекоммуникаций им. М. А. Бонч-Бруевича

190
2019-03-23
10:40 - 11:00

Ключевые слова, аннотация

Герой в эпосе, антигерой, христианский эпос, древнеанглийские поэмы «Бытие», «Исход», «Даниил», «Христос и Сатана».

Summary

Традиционный эпос рисует героя как идеал, образец поведения, воплощающий в себе те или иные положительные качества. Противопоставление героя и антигероя при этом имеет традиционную структуру: антигерой противоположен герою. Добродетели одного оказываются более заметными на фоне пороков другого, прекрасное — на фоне безобразного.
В героическом эпосе англосаксов такое противопоставление наиболее очевидно на примере образов Беовульфа и Гренделя. В эпосе христианском, который мы планируем рассмотреть на материале поэм Кодекса Юниуса («Бытие», «Исход», «Даниил», «Христос и Сатана»), изображение антигероя(-ев) обретает свою специфику, явленную в самой композиционной структуре каждого из рассматриваемых текстов. Так, если в поэме «Исход» пророка Моисея и можно назвать главным героем, то антигероя обнаружить трудно. Конфликт Моисея и фараона в поэме не описан. На протяжении нескольких сотен строк в центре внимания оказываются два воинства (египетское и израильское), однако в их описании границы между армиями оказываются едва различимы: обе дружины хорошо вооружены, отважны, смелы и готовы вступить в бой (который — заметим в скобках — так и не описывается).
Другая поэма — «Даниил» использует прием контраста более последовательно. Особенно заметно противопоставление нечестивого царя Навуходоносора (а в последней главе — Вальтасара) «верным завету» израильским отрокам и пророку Даниилу. Прием контраста в этом тексте особенно последовательно используется на уровне эпитетов. Вопреки названию, данному современными издателями, протагонистом в поэме  оказывается не пророк Даниил, а Навуходоносор, который показан в поэме отчасти как развивающийся образ за счет описания его душевной болезни, перерождения и покаяния. Специфика приемов, используемых для описания царского достоинства героя, вызывала значительные сложности в создании антигероя, т. к. для обозначения царя использовались те же слова и словосочетания, что и для обозначения Бога.
Наиболее ярким образом антигероя в Кодексе Юниуса, безусловно, является Сатана, описанный в поэмах «Бытие» и «Христос и Сатана». Сатана, отпавший от Бога, описывается в поэме «Бытие» подобно отпавшему от своего конунга дружиннику. Примкнувшие к нему ангелы последовательно противопоставлены ангелам света. Противопоставление героя и антигероя заметно не только на уровне эпитетов, оно оказывается наиболее выпуклым за счет описания диалогов между Богом и Сатаной, которые отчасти повторяют структуру перебранок.
Таким образом, жанр христианского эпоса предполагал определенную неоднозначность при создании образов антигероев.