XXIII Открытая конференция студентов-филологов в СПбГУ

Проблема пути в оде Г. Р. Державина «Фелица»

Никита Евгеньевич Косьяненко
Докладчик
студент 2 курса
Санкт-Петербургский государственный университет

Ключевые слова, аннотация

Оде Г. Р. Державина «Фелица» посвящено немало исследований, в каждом из которых так или иначе говорится о противопоставлении ложных жизненных путей истинному. Однако при внимательном чтении произведения обнаруживается ряд интересных и важных аспектов, не рассматривавшихся прежде. В настоящем докладе важнейшая для текста проблема пути исследуется на композиционном, стилистическом, образном и идеологическом уровнях.

Тезисы

Оде Г. Р. Державина «Фелица» посвящено немало исследований, в каждом из которых так или иначе говорится о противопоставлении ложных жизненных путей истинному, однако при внимательном чтении произведения обнаруживается ряд важных аспектов этой проблемы, не рассматривавшихся прежде. 
Центральная для текста проблема пути анализируется в докладе в сопоставлении с аллегорической «Сказкой о царевиче Хлоре» Екатерины II. Сравнение с этим претекстом показывает, что поэт не просто воспроизводит данную императрицей иносказательную картину, как это признано исследователями, а определённым образом деформирует её. Мотивный комплекс пути творчески переосмысляется.
В докладе рассмотрено, как это происходит на композиционном, стилистическом, образном и идеологическом уровнях текста.
Существенное отличие оды от сказки заключается уже в испрашиваемом державинским мурзой «наставленьи», которое не может совпадать с данным в тексте Екатерины, поскольку персонаж слишком слаб, чтобы следовать указаниям Фелицы. Путь подражания образцу закрыт для него. Необходимо указание на иной способ обретения счастья.
На композиционном уровне текста видно, что ода делится на две части, соотносящиеся друг с другом как вопрос, напрямую отсылающий к аллегории Екатерины, и несколько иной в своей образности ответ. Маркером разделения служит перекличка строк из первой и двенадцатой строф, замыкающих эту часть оды в цикл.
На стилистическом уровне, выделив связанные мотивом пути глаголы и глагольные сочетания, можно увидеть, что несчастье мурзы сопрягается с несогласованностью его движений, в то время как принадлежащий Фелице путь добродетели предполагает движение направленное. Причём относящиеся к царевне слова выстроены в градации от конкретного к абстрактному. Касающиеся мурзы — однородны, лишены отвлечённости.
На образном уровне выстроенный в оде зрительный ряд даёт основание максимально контрастно соотносить поведение героев, избранные ими дороги с геометрическими топосами, имеющими богатый символический смысл: мурзы — с кругом, Фелицы ­— с вектором.
На идеологическом уровне это противопоставление художественно преодолевается своеобразным совмещением двух описанных форм движения. Фелица наделена исключительной способностью придавать стихийным силам общее направление. Если мурза сам по себе обречён мястись житейской суетою, то обрести счастье он может как подданный царевны.
Г. Р. Державин создаёт такую модель соотношения общего и частного, в которой хаотическая природа отдельных элементов не мешает гармонии целого. Поэт расширяет смысл аллегории императрицы, подключая к этическому аспекту социальный: так же, как частная добродетель помогает человеку обрести личное счастье, к общему счастью страну приводит добродетельный монарх.