XXIII Открытая конференция студентов-филологов в СПбГУ

Мифопоэтика как способ осмысления истории в романе Г. Яхиной «Дети мои»

Ирина Павловна Сапунова
Докладчик
студент 4 курса
Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова

Ключевые слова, аннотация

В докладе анализируется роман Г. Яхиной «Дети мои» (2018) в мифопоэтическом аспекте, определяется, какими художественными приемами создается мифологическая картина мира в произведении, а также характеризуется специфика ее функционирования. Рассматриваются образы персонажей, фольклорно-мифологические мотивы, время и пространство, политические мифы. Анализ мифологической структуры романа позволяет выявить авторское отношение к историческим событиям и выйти на междисциплинарный уровень его осмысления.

Тезисы

Цель доклада — выявить приемы мифологизации и проанализировать их функции во втором романе Г. Яхиной «Дети мои» с точки зрения авторского толкования исторических лиц и событий.
Произведение, повествующее о судьбе поволжских немцев во время коллективизации и раскулачивания, получило оценки критиков, но еще недостаточно изучено академическим литературоведением. Однако актуальность нашего исследования обусловлена не только этим фактом. Не менее насущно научное обращение к интерпретации современным писателем мифов (в т. ч. политических) для осмысления истории советского периода. Методологически значимой для нас стала работа Е. М. Мелетинского «Поэтика мифа». С опорой на положения этой работы нам удалось описать мифологическую структуру анализируемого романа и выявить ее базовые компоненты, перечисленные ниже. 
 — Политические мифы. С помощью различных приемов мифологизации (замещения личного имени человека его функциональным назначением, нивелирования личностных черт) вожди СССР становятся образами-символами, имеющими вневременной характер: Ленин выступает воплощением коммунистической идеи и революции, а Сталин — трагических событий 20-х — 30-х гг. XX в.
 — Мифохронотоп (цикличное время, обособленный от остального мира хутор, наделенный мифической сверхъестественной силой, универсальная мифологическая оппозиция сакрального центра и профанной периферии, которым в романе соответствуют деревня Гнаденталь и хутор Удо Гримма, мифологема Волги как границы между мирами и аллюзия на реку Стикс).
 — Фольклорно-мифологические мотивы. Реалии советского времени проступают через известные мифологические образы и сказочные сюжеты (так, напр., в советских труженицах видятся безобразные старые пряхи, в партийном активисте, сделавшимся из портного партийным работником, — сюжет о храбром портняжке и др.). Использование подобных мотивов позволяет обнажить контраст между ранним советским временем и старой Германией, которую олицетворяют сказки.
 — Образы героев с имплицитно присутствующими в них мифологическими или сказочными элементами: напр., в образе Гофмана можно увидеть аллюзию на сказку Гофмана «Крошка Цахес». Он, как и карлик Циннобер, приписывает отчасти чужие заслуги (написание сказок Баха) себе.
В докладе будут прокомментированы мифопоэтические приемы, с помощью которых Яхина осмысляет прошлое и обнаруживает собственное отношение к судьбе немцев Поволжья. Также будут привлечены документальные источники, благодаря которым сопоставление романных образов исторических лиц с характеристиками их реальных прототипов поможет точнее описать приемы их мифологизации. Думается, что междисциплинарный анализ на стыке истории и литературоведения позволит углубить наши представления о новом произведении современной литературы.