XXI Открытая конференция студентов-филологов в СПбГУ

Who is кто: об окказиональных иноязычных вкраплениях в устном дискурсе

Мария Евгеньевна Дубровская
Докладчик
студент 4 курса
Санкт-Петербургский государственный университет

ауд. 171
2018-04-17
18:20 - 18:40

Ключевые слова, аннотация

Доклад посвящен анализу функционирования окказиональных иноязычных вкраплений в русской устной речи на материале двух корпусов: устного подкорпуса Национального корпуса русского языка и корпуса повседневной русской речи «Один речевой день». В работе рассматриваются возможные причины появления таких единиц и дается их описание с учетом как коммуникативной ситуации, так и характеристик говорящего.

Тезисы

Обогащение лексического фонда современного русского языка происходит, в частности, за счет иноязычных слов. Наряду с уже освоенными единицами (заимствованиями, интернационализмами и т. п.) в различных типологиях выделяется группа, именуемая иноязычными вкраплениями (ИВ), — это клише, идиомы, специальные наименования, цитации и нетранслитерированные элементы. В отличие от письменного языка ИВ в устной спонтанной речи ранее не являлись объектом внимания лингвистов.
Источником материала для настоящего исследования стал устный подкорпус Национального корпуса русского языка (УП НКРЯ) и корпус повседневной русской речи «Один речевой день» (ОРД). Наряду с такими единицами, как вкрапления-онимы, прецедентные тексты, междометия и этикетные формы, в материале встретилось значительное количество окказиональных ИВ, употребленных говорящим без явной практической необходимости. Доля таких вкраплений достаточно велика — 42 % от общего массива материала. Особый интерес представляют контексты, в которых наблюдается т. н. «смешение языков»: в одном небольшом фрагменте или фразе говорящий использует единицы как русского, так и других языков:
1) нет / просто / мне очень интересно / кто () ху из ху / какого происхождения потому что / какой-нибудь там не знаю немец / у него плохая погода блин / ну везде плохая погода // у нас в Питере всегда плохая погода // что ж теперь / никуда не ходить что ли? (ОРД).
Подобное «смешение» обнаруживается как собственно в речи говорящего (ху из ху), так и в расшифровках звучащего материала, сделанных исследователем. Создатели НКРЯ при выборе между иностранной и русской записью следуют интенции говорящего: т. е. произносит ли он слово на английский манер или намеренно «по-русски» вводит вкрапление:
2) нортон антивирус / *П и () это самое ... и (э-э) (а-а) это самое ... (э-э) (э) (...) микрософт офис / тоже ограничен ? (ОРД);
3) слушай а где (э) ещё (э) это самое (э) сейчас я тебе скажу / (...) (э) самое (э) Microsoft_Office сам (ОРД).
Вкрапления являются продуктом дискурсивной практики, поэтому их употребление всегда должно быть соотнесено с конкретной коммуникативной ситуацией и определено интенциями говорящего субъекта. Таким образом, анализ функционирования ИВ в устном дискурсе был проведен с учетом как социальных характеристик говорящего, так и речевой ситуации (кто? где? с кем? с какой целью произносит?), чему и посвящен доклад.