XVIII Международная конференция студентов-филологов

Проблемы классификации предложений русского языка

Анна Михайловна Севастьянова
Докладчик
студент 4 курса
Санкт-Петербургский государственный университет

184
2015-04-06
12:40 - 13:00

Ключевые слова, аннотация

Доклад посвящен спорным моментам в классификации предложений русского языка — самому определению предложения, набору параметров классификации, определениям некоторых из них. В качестве дополнения к традиционному анализу предложения предлагаются наличие эмфазы, тема-рематическое членение, интонационный контур. Особое внимание уделяется проблеме установления сочинительной / подчинительной связи при бессоюзии.

Тезисы

Само понятие предложения, являющееся основополагающим для моей работы, имеет множество трактовок. Мне наиболее подходит определение, приведенное во «Введении в общий синтаксис» Я. Г. Тестельца. Согласно этому определению, предложение (англ. sentence) — это финитная клауза. В отличие от предложения, инфинитивные, причастные, деепричастные, герундийные обороты лишены предикативности — соотнесенности с конкретной ситуацией. Это понимание имеет глубокие корни в отечественном языкознании. Однако не все лингвисты признают предикативными назывные предложения.
Наиболее значительным недочётом традиционной классификации, с моей точки зрения, является привязка типа сложного предложения к союзу. Со второй половины XX века бессоюзные сложные предложения стояли вне противопоставления сложносочинённых и сложноподчинённых предложений, поскольку типология предложений по сути приравнивалась к типологии союзов, хотя:
Ветер завывает, молния сверкает, гром гремит. — явно можно отождествить со сложносочиненным предложением, несмотря на отсутствие союза.
Скажешь — дам тебе конфету. — подчинение (= Если скажешь, дам тебе конфету)
К тем параметрам, которые уже общепризнанны и лежат в основе школьного синтаксического разбора (цель высказывания, вопросительность, одно- или двусоставность, распространённость, полнота, осложнённость), хочется добавить эксплицитность темы/ремы/темы и ремы, наличие эмфазы и, возможно, интонационный контур.
Неоднозначным является параметр полноты/неполноты предложения. По Тестельцу, который, в свою очередь, ссылается на В. А. Звегинцева, пока переменные момента речи, говорящего и положения наблюдателя не заменены определенными значениями, предложение остается неполным, т. е. не актуализованным и поэтому обладает неполноценным, «псевдосмыслом». Приведённое выше понимание не следует путать с определением полного предложения как предложения, в котором имеются все необходимые для понимания смысла члены предложения. Не определена чётко разница между неполными и эллиптическими предложениями. Тестелец объединяет два этих понятия. Обычно же говорят, что эллиптические предложения легко можно восполнить без контекста. Если это сложное предложение, то контекстом могут служить другие части предложения: Вася побежал к платформе, я — за ним. Здесь пропуск во втором предложении легко восполняется. Именно данный случай, как мне представляется, следовало бы отнести к эллипсису.